Maritime
Aviation
International trade
Dispute resolution

Relief of liability for breach of obligations in case of force majeure: a review of the judicial practice. Part 2.

Author: Denys Rabomizo, partner
Published in: Analytical publication "Yurist&Zakon", № 7, February, 2015


Rus.
(230,8 kb)

This article can be read in Russian language below. The first part of this article can be found here.

АТО как форс-мажор

Более обширная практика в Украине складывается в связи с военными действиями, которые развернулись с апреля 2014 года на Востоке Украины и при определенных условиях могут быть обстоятельствами непреодолимой силы.

Так, в деле ООО «Мой офис» против ООО «ДТЭК Свердловантрацит» (номер дела 922/5278/14) ответчик не предоставил заключение ТПП Украины, подтверждающее наличие у него обстоятельств непреодолимой силы, выражающиеся в проведении антитеррористической операции, что послужило причиной для Хозяйственного суда Харьковской области в своем решении от 20.01.2015 г. не принять во внимание отсылки ответчика на такие обстоятельства как на причину освобождение его от ответственности. Так, суд указал, что

«ответчиком в материалы дела сертификат Торгово-промышленной палаты Украины не предоставлено, в связи с чем суд считает ссылки ответчика на то, что Общество с ограниченной ответственностью "ДТЭК Свердловантрацит" находится в зоне АТО, что является чрезвычайным положением, и поэтому договор поставки не мог быть выполнен в связи с форс-мажорными обстоятельствами, необоснованным, не доказанным никаким конкретным доказательством, то есть лишенным правового и фактического обоснования.».

В то же время суд в этом деле принял во внимание и удовлетворил заявление ответчика об отсрочке исполнения судебного решения по причине проведения антитеррорической операции в районе, где находится ответчик.

Для сравнения следует упомянуть и дело ПАО «Укргаздобыча» против ООО «Кор-Мет» (номер дела 922/5041/14), где Хозяйственный суд Харьковской области в своем решении от 20.01.2015 г. указал на то, что в соответствии с заключенным между сторонами договором доказательством подтверждение обстоятельств непреодолимой силы и сроков их действия являются соответствующие документы, выданные ТПП Украины или органов, на которого возложены обязанности по их ликвидации. Однако в этом деле ответчик предоставил суду не само заключение ТПП Украины, а только подтверждение того, что он обратился за получением такого разъяснения вместе с письмами Штаба Антитеррорического центра при СБУ о вооруженном противостоянии и активной фазе антитеррористической операции на территории Донецкой области и г. Горловка, что и послужило причиной признания судом возникновения у ответчика обстоятельств непреодолимой силы и освобождения его от ответственности.

Однако и в данных обстоятельства заключения по подтверждению форс-мажора воспринимаются судами по-разному.

Так, в деле НАК «Нафтогаз Украины» против ООО «Краматорский феросплавный завод» (номер дела 908/5564/14) Хозяйственный суд Запорожской области в своем решении от 29.01.2015 г. в споре по оплате за поставленный природный газ по договору купли-продажи не принял доводы ответчика в части наступления обстоятельств непреодолимой силы по ряду причин, а именно:

(1) Ответчик нарушил сроки уведомления о наступлении форс-мажора в соответствии с условиями договора.

(2) По мнению суда, АТО не является войной или военными действиями. Так, суд указал, что

«в п. 8.2 договора стороны предусмотрели, что в форс - мажорными обстоятельствами они понимают, в том числе: войну и военные действия. Фактически АТО не является войной или военными действиями. В пункте 8.2 договора не указано, что антитеррористическая операция является форс - мажорным обстоятельством.
Война или военные действия не были объявлены в Украине в установленном законом порядке. Фактически соответственно Указу Президента Украины была начата антитеррористическая операция (АТО), которая не является войной или военными действиями.
Таким образом, Заключение Донецкой торгово-промышленной палаты … не может быть документом, которой освобождает ответчика от ответственности.
».

(3) Ответчик предоставил заключение Донецкой ТПП, в то время как по мне суда в «п. 8.3 договора стороны четко определили, что наступление обстоятельств форс-мажора подтверждается Торгово-промышленной палатой Украины. В договоре не указано, что обстоятельства форс-мажора могут подтверждаться региональными ТПП.».

(4) По мнению суда в соответствии со ст. 10 Закона Украины «О временных мерах на период проведения антитеррористической операции» тнадлежащим доказательством является «сертификат» ТПП Украины, а не «заключение».

(5) По состоянию на 10.07.2014 г. ТПП Украины не была уполномочена на выдачу заключений о наступлении указанных в этом деле обстоятельств непреодолимой силы, и поэтому выданный ею документ не является надлежащим доказательством.

Это решение является одним из самых спорных в практике рассмотрения вопросов об освобождении от ответственности по причине наступления обстоятельств непреодолимой силы и в настоящее время находится на рассмотрении в суде апелляционной инстанции.

В деле ООО «УниКредит Лизинг» против ООО «Тепличный и ООО «Малиновка» (номер дела 908/4548/14) Хозяйственный суд Запорожской области не освободил ответчиков от ответственности по договору финансового лизинга в полной мере несмотря на установление в судебном порядке возникновения у них обстоятельств непреодолимой силы в связи с военными действиями на Востоке Украины, что подтверждалось в том числе заключением Донецкой ТПП. Так, суд указал следующее:

«…предмет лизинга является частью общей финансово-хозяйственной деятельности ООО «Тепличный», но, в связи с изложенным, как таковой не может быть использован в полном объеме или вообще.

В сложившихся условиях, у предприятие недостаточно оборотных средств для осуществления финансово-хозяйственной деятельности и обеспечения безопасного функционирования производственных мощностей.

Изложенные обстоятельства имеют для ООО «Тепличный» чрезвычайный неотвратимый характер, они не зависят от волеизъявления предприятия, но повлекли за собой временную невозможность надлежащего исполнения договорных обязательств с ООО «УниКредит Лизинг».».

Причина, по которой суд не отказал в удовлетворении исковых требований в полной мере, заключается в толковании, которое суд использовал при применении части 1 статьи 617 ГК Украины, а именно: по мнению суда, в соответствии с данной правовой нормой если нарушение договорных обязательств связано с факторами, не зависящими от воли предприятия, оно не должно нести ответственность в виде штрафных санкций, заявленных в исковом заявлении. Это привело к тому, что суд отказал истцу в удовлетворении пени, 3% годовых и инфляционных расходов. Следует отметить, что в ряде других дел, которые упомянуты выше, суды не придавали такого узкого толкования данной норме и если принимали решение об отказе в удовлетворении исковых требований, то это касалось не только штрафных санкций, но и основной суммы задолженности.

Суды при рассмотрении дел как правило всегда отслеживают наличие причинно-следственной связи между форс-мажором и неисполнением обязательств, в подтверждение чего можно привести следующие два дела.

В деле ООО «К.Л.К.» против ООО «МИК» (номер дела 914/195214) Хозяйственный суд Львовской области в своем решении от 13.08.2014 г., удовлетворяя исковые требования истца, не принял во внимание такие аргументы ответчика, как невозможность выполнения своих обязательств по договору поставки по причине сначала революционных действий в период с 10.11.2013 г. по 22.02.2014 г., а потом и аннексия АРК и террористических действий на Востоке Украины, которые привели к утрате рынка сбыта и связей с партнерами, находившиеся на территориях АРК и восточных областей, которые находятся в пределах действия антитеррористической операции. Суд в этом деле указал на то, что в соответствии с договором поставки ответчик должен был направить в адрес истца письменное уведомление о наступлении обстоятельств непреодолимой силы с подтверждением таких обстоятельств соответствующим заключением торгово-промышленной палаты. Не направление такого уведомления в установленный договором срок лишает ответчика права ссылаться на такие обстоятельства.

Кроме того, основанием для непринятия во внимание таких обстоятельств непреодолимой силы как военные действия в Украине является и отсутствие причинно-следственной связи между военными действиями и нарушением обязательств.

Так, в деле ООО «Статус Энерджи» против КП «Лисичанский Шляхрембуд» (номер дела 922/5274/14) Хозяйственный суд Харьковской области не принял во внимание аргумент ответчика относительно таких обстоятельств непреодолимой силы как «проведение антитеррористической операции», поскольку задолженность ответчика по поставленному товару образовалась еще в 2013 г. в то время, как антитеррористическая операция началась 13.04.2014 г., что подтверждается Указом Указом и.о. Президента Украины № 405/2014 о введении в действие решения Совета безопасности и обороны Украины от 13 апреля 2014 г. "О неотложных мерах по преодолению террористической угрозы и сохранение территориальной целостности Украины".

И поэтому суд пришел к мнению, что «события, на которые ссылается ответчик, происходили после истечения срока оплаты товара, и никоим образом не могли повлиять на своевременность выполнения ответчиком своего обязательства по оплате товара».

Не менее интересным является и дело ООО «Тайра Групп Донбасс» против ПУМБ (номер дела 922/4733/14), в котором у истца наступили обстоятельства непреодолимой силы в виде военных действий на территории Луганской области, подтвержденные надлежащим образом Сертификатом ТПП Украины. В виду таких непредвиденных обстоятельств истец принял решение о расторжении кредитного договора с Первым международным банком Украины, в соответствии с которым у истца возникла задолженность в размере почти 6,5 миллиона гривен.

Хозяйственный суд Харьковской области, удовлетворяя исковые требования истца, с одной стороны, указал, что у него есть все основания для расторжения кредитного договора, а именно:

(1) на момент заключения договора стороны не могли предвидеть наступление обстоятельств, которые бы изменили (а по факту полностью прекратили) ведение хозяйственной деятельности в регионе, в котором находится истец;

(2) существенные изменение обстоятельств, которыми стороны руководствовались при заключении договора, а именно проведение военных действий, при всей заботливости и осмотрительности, которые от нее требовались, за пределами возможностей истца относительно их устранения;

(3) выполнение кредитного договора в связи с тем, что фактически не имея возможности осуществления предпринимательской деятельности, предприятию истца ответчиком насчитываются проценты, ежемесячная сумма которых превышает 100 000 грн., нарушает соотношение имущественных интересов истца (ставит его на грань банкротства) и лишает заинтересованную сторону того, на что она рассчитывала при заключении договора, то есть возможность полноценного ведения хозяйственной деятельности с использованием кредитных ресурсов, получения от этой деятельности прибыли, и оплаты задолженности перед кредиторами, в том числе перед ответчиком;

(4) из сути условий кредитного договора или обычаев делового оборота не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованное лицо, а именно истец, в частности тех, которые наступили для истца.

Однако с другой стороны, суд обратил внимание на то, что «расторжение договора прекращает его действие в будущем и не отменяет сам факт заключения и действия договора вплоть до момента его расторжения, а также оставляет в действии отдельные его условия по обязательствам сторон, специально предусмотренные для применения в случае нарушения обязательств и после расторжения договора, исходя из характера этого договора, по которому кредитор полностью выполнил условия договора до его расторжения».

Это говорит о том, что в случае вступления данного решения в силу ответчик не лишается права требования к истцу относительно тех обязательств, которые последний должен был выполнить во время действия договора, в том числе в части возврата основной суммы задолженности.

Военные действия на Востоке Украины могут быть обстоятельствами непреодолимой силы не только для выполнения хозяйственных обязательств, но и для обязательств по своевременной выплате заработной платы и налогов (сборов).

Так, Краматорский городской суд Донецкой области в деле по иску физического лица к ПАО «КЗТС» (номер дела 234/7939/14-ц) своим решением от 09.10.2014 г. отказал в удовлетворении исковых требования относительно взыскания задолженности по заработной плате, среднего заработка за время задержки расчета и морального вреда на том основания, что ответчик не имел возможности осуществлять свою хозяйственную деятельность по причине возникновения обстоятельств непреодолимой силы, которые были подтверждены заключением Донецкой ТПП Украины. В этом деле ответчик обосновывал обстоятельства непреодолимой силы и их эффект на его хозяйственную деятельность тем, что увольнение истца пришлось на активную фазу антитеррористической операции в г. Краматорск, во время которой Краматорский завод тяжелого станкостроительства находился под постоянным обстрелом тяжелой артиллерии. Кроме того, в мае 2014 года во время обстрелов были повреждены значительная часть цехов и оборудования в них, что привело к ухудшению хозяйственной деятельности и порой невозможности соблюдать дисциплину при расчетах с контрагентами и сотрудниками.

Также, Славянский городской районный суд при рассмотрение административного иска физического лица против Константиновской объединенной ГНИ ГУ Миндоходов в Донецкой области (номер дела № 243/4586/2014) в своем решении от 18.11.2014 года пересмотрел свое решение от 08.10.2014 года по вновь открывшимся обстоятельства в связи с тем, что 15.10.2014 года вступил в силу Закон Украины № 1669-VII от 02.09.2014 года «О временных мерах на период проведения антитеррористической операции». В соответствии со ст. 10 Закона № 1669 в течение срока действия закона единственным надлежащим и достаточным документом, подтверждающим наступление обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора), которые имели место на территории проведения антитеррористической операции, в качестве основания для освобождения от ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательств, является сертификат ТПП Украины.

Суд в этом решении указал, что при первом рассмотрении дела было установлено, что истец имеет сертификат о наступлении обстоятельств непреодолимой силы, полученный от ТПП Украины. Однако судом данный сертификат не был принят во внимание из-за того, что он не является нормативно-правовым актом и не может восприниматься как норма права. Однако в связи с вступлением в силу Закона Украины № 1669 указанный Сертификат является единственным надлежащим и достаточным доказательством, что подтверждает наступления обстоятельств непреодолимой силы, которые имели место на территории проведения антитеррористической операции, как основание для освобождения от ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательств.

На этом основании суд отменил свое предыдущее решение, удовлетворил исковые требования и отменил постановление налоговой инспекции о наложении административного взыскания.

Заключение

В заключение хотелось бы отметить, что практика по таким форс-мажорным обстоятельствам, как аннексия Автономной Республики Крым и вооруженная агрессия Российской Федерации на Востоке Украины, которую официально принято называть антитеррористической операцией, очень противоречива и только формируется, а решения, на которые сделаны ссылки в этой аналитической статье, могут быть пересмотрены или подтверждены судами высших инстанцией.

Именно поэтому и учитывая, что по некоторым делам позиция судов является достаточно спорной при формировании своей правовой позиции по судебным делам рекомендуется перепроверять актуальность данных решений и практики, которую они за собой повлекли.