Maritime
Aviation
International trade
Dispute resolution

Relief of liability for breach of obligations in case of force majeure: a review of the judicial practice. Part 1.

Author: Denys Rabomizo, partner
Published in: Analytical publication "Yurist&Zakon", № 6, February, 2015


Rus.
(222,5 kb)

This article can be read in Russian language below. The second part of this article can be found here.

Вступление

В ситуации, в которой на протяжении последнего года находится Украина вопросы надлежащего исполнения хозяйственных обязательств приобрели особую актуальность в ситуациях, где они в большей или меньшей степени затрагивают оккупированную Российской Федерацией Автономную Республику Крым (далее по тексту – «АРК» или «Крым») или территории восточной части Украины, которые охвачены российской военной агрессией.

Безусловно, такие внешние обстоятельства, как оккупация и военные действия, не могут быть отнесены к рискам предпринимательской деятельности; они не могут быть предвидены и предотвращены сторонами договорных отношений и могут быть в причинно-следственной связи между их возникновением и неисполнением обязательств.

В связи с этим одним из оснований освобождения от ответственности в соответствии с действующим законодательством Украины являются именно обстоятельства непреодолимой силы или форс-мажор. И хотя данные термины имеют определенные различия в данном обзоре судебное практики в Украине мы не будем акцентировать на этом внимание и будем их считать как понятия тождественные.

Так, в соответствии с частью 1 статьи 617 Гражданского кодекса Украины «лицо, нарушившее обязательство, освобождается от ответственности за нарушение обязательства, если оно докажет, что это нарушение произошло вследствие случая или непреодолимой силы».

Подобное положение содержится и в следующих положениях: части 2 статьи 218 Хозяйственного кодекса Украины, статье 107, пункте 1 части 1 статьи 176, статьях 298, 305 и 316 Кодекса торгового мореплавания Украины, части 2 статьи 105 Воздушного кодекса Украины.

Ввиду этого интересно рассмотреть судебную практику в Украине, которая формируется по вопросу влияния обстоятельств непреодолимой силы на ответственность при нарушении обязательств.

Оккупация Крыма как форс-мажор

Для начала рассмотрим судебную практику, в которой суд затрагивает вопросы определения аннексии АРК как обстоятельства непреодолимой силы.

Так, в двух делах НАК Нафтогаз против ГАО Черноморнефтегаз (номера дел 911/3217/14 и 911/3220/14) относительно оплаты по договору купли-продажи природного газа ответчик предоставил Сертификат Торгово-промышленной палаты Украины (далее по тексту – «ТПП Украины») о форс-мажорных обстоятельствах, которым подтверждено, что события на территории АР Крым и г. Севастополь являются обстоятельствами непреодолимой силы, которые продолжают действовать по настоящее время. Дата окончания форс-мажорных обстоятельств на момент выдачи данного сертификата установить невозможно.В связи с этим Хозяйственный суд Киевской области в этих двух делах отказывая в удовлетворении исковых требований полностью в своих решениях от 15.01.2015 г. указал, что

«…учитывая, что обстоятельства непреодолимой силы, начались с 27.02.2014 г., выполнение обязательств хозяйствующего субъекта, который проводит основную хозяйственную деятельность на территории Автономной Республики Крым, стало невозможным в связи с событиями на территории полуострова и национализацией ГАО «Черноморнефтегаз» самопровозглашенной властью АРК.

Таким образом, учитывая, что обстоятельства непреодолимой силы засвидетельствованы сертификатом уполномоченного органа и из таких обстоятельств усматривается невозможность выполнения хозяйственного обязательства в спорный период, кроме того, стороны в п.п. 8.1., 8.2. Договора предусмотрели об освобождении от ответственности и определили, что в случае наступления обстоятельств непреодолимой силы срок выполнения обязательства откладывается до их окончания, по результатам рассмотрения спора в совокупности всех обстоятельств, суд пришел к выводу, что срок оплаты природного газа, который приходился на период возникновения и действия обстоятельств непреодолимой силы считается таким, который не наступил. Также, обстоятельства непреодолимой силы являются основанием для освобождения от ответственности за нарушение обязательства, поэтому требования о взыскании пени, 3% годовых, штрафа и инфляционных удовлетворению не подлежат.».

В другом деле ПАО «Банк Форум» против ПАО «Балаклавское радиоуправление им. Горького» (номер дела 91014139/14) Хозяйственный суд г. Киева в своем решении от 17.11.2014 г. признал аннексию Автономной Республики Крым Российской Федерацией как обстоятельства непреодолимой, которые сделали невозможным выполнение ответчиком своих обязательств по кредитному договору, в результате чего образовалась задолженность в размере более 16 миллионов долларов США.

Однако в этом деле суд сослался не только на письмо ТПП Украины, которым подтверждается, что ответчик не имеет возможности выполнять свои обязательства по спорному договору вследствие того, что находится на оккупированной территории АРК и г. Севастополь. Суд дополнительно указал и на законодательные ограничения в части осуществления денежных переводов между оккупированной территорией АРК и материковой частью Украины.

Так, в соответствии с Постановлением Правления НБУ «Об отзыве и аннулировании банковских лицензий и генеральных лицензий на осуществление валютных операций отдельных банков и закрытии банками отдельных подразделений, которые расположены на территории Автономной Республики Крым и города Севастополь» № 260 от 06.05.2014 г. банковским учреждениям Украины, среди прочего, запрещено устанавливать и продолжать корреспондентские отношения с банками Украины и/или иностранными банками, другими кредитными или финансовыми учреждениями, которые расположены и/или осуществляют свою деятельность на территории Автономной Республики Крым и города Севастополя; запрещено открывать обособленные подразделения на территории АРК и г. Севастополь.

Таким образом, суд пришел к мнению, что любые денежные переводы из АРК и г. Севастополь к банкам Украины невозможны, и как следствие невозможным является выполнение любых денежных обязательств.

Однако признание ТПП Украины наступления обстоятельств непреодолимой силы не всегда является аргументом для суда.

К примеру, в деле ФГИУ против ООО “Пак Укрейн” (номер дела 910/19704/14) спор касался задолженности по договору аренды целостного имущественного комплекса государственного предприятия Министерства обороны Украины "Центральный военный туристская база "Кичкинэ", расположенного в пгт Ливадия в АРК.

Ответчик в этом деле сослался на возникновение обстоятельств непреодолимой силы и предоставил суду Сертификат ТПП Украины о форс-мажорных обстоятельствах, из содержания которого следует, что ТПП Украины, рассмотрев обращение ООО «Пан Укрейн» по удостоверению обстоятельств форс-мажора установила факт заключения договора от 20.08.2004, хронологию событий оккупации территории АРК и г. Севастополь, принятие 15.04.2014 г. Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины» и др.; подтвердила, что вышеуказанные события на территории АРК и г. Севастополь являются форс-мажорными обстоятельствами (обстоятельствами непреодолимой силы) по договору аренды целостного имущественного комплекса. Начало действия обстоятельств форс-мажора (обстоятельств непреодолимой силы) - 27.02.2014 г. Дата окончания срока действия форс-мажорных обстоятельств (обстоятельств непреодолимой силы) на момент выдачи этого сертификата установить невозможно.

Суд в свою очередь аргументы ответчика относительно форс-мажорных обстоятельств не принял во внимание и удовлетворяя исковые требования полностью указал в своем решении от 18.11.2014 г. следующее:

«Предоставленным ответчиком сертификатом засвидетельствовано форс-мажорные обстоятельства, наступившие на территории Автономной Республики Крым и г.. Севастополь, в частности, 27 февраля 2014 вооруженная террористическая группировка захватила помещение Верховной Рады Автономной Республики Крым и Кабинета Министров Автономной Республики Крым, 28 февраля 2014 имели место попытки захватов неизвестными вооруженными бойцами аэропорта в. Севастополе и аэропорта Бельбек вблизи г.. Севастополя.

Однако, захват административных помещений на территории автономии не является основанием или доказательством совершения противоправных действия относительно целостного имущественного комплекса, который является предметом договора аренды от 20.08.2004 г.

Доказательств незаконного вхождения вооруженными бойцами на территорию целостного имущественного комплекса или любого другого блокирования его работы, а также не предоставлено никаких доказательств, свидетельствующих о том, что арендатор действительно не имеет возможности и не пользуется сейчас объектом аренды, ответчиком суду не предоставлены.В соответствии с положениями Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины», временно оккупированная территория Украины является неотъемлемой частью территории Украины, на которую распространяется действие Конституции и законов Украины.»

Как видно из этого дела, суду было недостаточно подтверждения ТПП Украины. Для него было важно дополнительно установить факт невозможности использования целостного имущественного комплекса в условиях, когда, кроме всего прочего, любые банковские операции между АРК и материковой частью Украины законодательно запрещены. Однако с такими выводами суда сложно согласиться.

И на последок хотелось бы остановиться на деле Агропромышленного объединения «Старый Крым» против Фортуна-Банк (номер дела 904/6463/14) об освобождении истца от ответственности (штрафов, пени, возврата суммы кредита) в полном объеме за нарушение условий договора о предоставлении отзывной возобновляемой кредитной линии на срок с 01.04.14 г. до момента окончания оккупации территории Автономной Республики Крым Российской Федерацией.

В этом деле истец, который ссылался на обстоятельства непреодолимой силы, не предоставил заключения ТПП Украины о форс-мажорных обстоятельствах, поскольку согласно письма ТПП Украины от 24.09.2014 г. ТПП Украины подтверждает обстоятельства форс-мажора исключительно в соответствии с нормами законодательства, где прямо определено ТПП Украины как уполномоченный орган. И поскольку на тот момент ТПП Украины не имело предусмотренных законом полномочий на засвидетельствование обстоятельств форс-мажора в договорных отношениях между истцом и ответчиком, да и заключенный между ними договор такого требования не содержал, Хозяйственный суд Днепропетровской области не счел необходимым подтверждение форс-мажорных обстоятельства посредством заключения ТПП Украины.

Данное дело представляет определенный интерес в том, что в своем решении по этому делу от 16.10.2014 г. суд (1) не посчитал необходимым доказывать существование таких обстоятельств непреодолимой силы как аннексия АРК, поскольку этот факт признан государством и (2) суд применил аналогию со ст. 15 Закона Украины «О создании свободной экономической зоны «Крым» и об особенностях осуществления экономической деятельности на временно оккупированной территории Украины», в соответствии с которой списывается налоговый долг, денежные обязательства по любым налогам, предоставляется освобождение от налогообложения и т.д.

Так, в своем решении суд указал следующее:

«Таким образом, если государство Украина на государственном уровне освобождает бизнес от налогообложения и списывает налоговый долг, суммы рассроченных (отсроченных) денежных обязательств по любым налогам (сборам, обязательным платежам), которые возникли с момента временной оккупации, то хозяйственный суд, как орган, осуществляющий правосудие, считает необходимым освободить истца от ответственности (штрафов, пени, возврата суммы кредита) в полном объеме за нарушение условий договора о предоставлении отзывной возобновляемой кредитной линии … на срок с 01.04.14 г. до момента окончания оккупации территории Автономной Республики Крым Российской Федерацией.

Учитывая все вышеизложенное, суд констатирует, что на государственном уровне установлен факт вторжения на территорию Украины, в частности территорию Автономной Республики Крым вооруженных формирований, экстремистски настроенных лиц и военной агрессии со стороны Российской Федерации, также установлен факт временной оккупации и аннексии территории Автономной Республики Крым и города Севастополя.

… Хозяйственный суд … констатирует, что в соответствии с п 4.6 договора о предоставлении отзывной возобновляемой кредитной линии … вторжение на территорию Украины, в частности территорию Автономной Республике Крым вооруженных формирований, экстремистски настроенных лиц и военная агрессия со стороны Российской Федерации должна быть расценена как форс-мажорное обстоятельство, находится вне контроля сторон, и которую стороны не могли предвидеть или предотвратить. Кроме указанного, форс-мажорное обстоятельство, которое произошло в результате оккупации территории Автономной Республики Крым Российской Федерацией находится в причинной связи с невозвратом денег по договору о предоставлении отзывной возобновляемой кредитной линии …».

Данное решение было отменено постановлением Днепропетровского апелляционного хозяйственного суда от 03.12.2014 г. на том основании, что истец не предоставил надлежащего доказательства, подтверждающего наличие форс-мажорных обстоятельств, которым является заключение ТПП Украины в соответствии со ст.ст. 14 и 14-1 Закона Украины «О торгово-промышленных палатах Украины» в редакции по состоянию «на 02.09.2014 г.». Как указал суд, «данная редакция Закона действует с 02.09.2014 года, то есть вступила в силу более чем за месяц до вынесения обжалуемого решения суда, и принята с целью урегулирования и определения форс-мажорных обстоятельств в связи с событиями на территории Украины».

Однако суд пришел к такому мнению ошибочно, поскольку изменения к данному закону были внесены посредством Закона № 1669-VII от 02.09.2014 г., вступивший в силу только 15.10.2014 г.

В настоящее время дело находится на рассмотрение в Высшем хозяйственном суде Украины.